?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Историческая Сага

Несколько лет назад я задумал произведение, которого еще не было в истории вологодской литературы. Это роман, рассказывающий об истории пребывания Дипломатического корпуса стран Антанты в России в 1917-18 гг.
Первый вариант вышел в 2012 г. под названием "Дипломатический корпус". Получился исторический роман, основанный на документельных источниках с толикой авторского дополнения. Та книга давно разошлась и я стал писать продолжение, написал еще два романа о судьбах тех русских людей, которых судьба свела в годы революции с дипломатами Антанты. И вдруг выяснилось, в романе 2012 г. оказались пропущены большие смыловые разделы, без которых последующие события выглядят как бы сами по себе, в то время как между ними существует взаимосвязь.
И тогда я взялся перерабатывать изначальный текст романа, разделив его по смыслу на три части. В первой- события осени-зимы 1917-18 г., преимущественно в Петрограде, несколькко глав о Финской гражданской войне и чуть чуть о переезде дипломатов в Вологду. Но в ходе написания стало ясно, это уже совсем друге произвдение, с иными акцентами, новыми героями.
Так появился роман "Крах дипломатического "Согласия", который уже вышел из печати я готов предложить его всем желающим.
В книге 300 стр. теста, жесткая ламнированная обложка, две иллюстративные вкладки с портретами подлинных героев романа.




Вторая часть посвящена пребыванию Дипломатического корпуса стран Антанты в Володе с марта по конец июля 1918 г.
Но в новом переработанном и увеличенном в два раза по объему варианте тоже сменились акценты и второй роман получил совсем  не вологодское название: "Секретная должность агента Рейли". Да да, того самого, известного всему миру как "король шпионов". Оказывается он под вымышленной фамилией был в Вологде и принял самое активное участие в делах Дипломатического корпуса". Описание событий этих месяцев не может быть законченным без так называемого "дела Локкарта", которое ошибочно называют еще "заговором послов".  Им и заканчивается второй роман.




Третья часть планировалась как книга о союзной интервенции на Севере России. От первого варианта у меня в запасе было несколько глав. Но начав собирать материал я почти "утонул" в огромном количестве исторических источников, от мемуаров дипломатов, интервентов и белогвардейцев, до  аналогичных воспоминаний о стороны красных. А ведь есть еще огромный комплекс документов с обеих сторон, газеты и другие источники.
На моем писательском пути оказался и Алексей Сухановский, подвижник, военный археолог и журналист, многие годы изучающий интервенцию не только по бумагам, но и с лопатой в руке в глухих архангельских лесах. Благодаря этому человеку на многие  события я взглянул уже по другому.
Сейчас роман об интервенции на Севере только в начале написания и я даже не знаю, будет это одно произведение или два, слишком различны события в пероды, когда там командовали офицеры Антанты и после ухода союзников в 1919 г. как получится, так и будет.
Зато следующие две части уже практически готовы. Это роман "Дело Варакина", повествующий о судьбе двх молодых людей: Петра Варакина и Августы Степановой, которые в 1918 г. оказались кое в чем связаны с дипломатами Антанты. Действие романа происходит в 1923-25 гг. на фоне развивающегося в СССР НЭПа. Любовная интрижка кончилась для одного из героев на скамье подусудимых для другого в Соловецком лагере. Репрессии против граждан страны Советов начались.
Логическим продолжением этой темы будет и следующая книга "Жена композитора Зубова", только действие там происходит в 1930-32 гг. уже в период индустриализации и коллективизации. А герои всё из того же круга. У Петра Зубова, эмигрировавшего заграницу вместе с правительством генерала Миллера из Архангельска, в советской России остался брат, музыкант Михаил Зубов. В возрасте 53 лет его угораздило жениться на молоденькой девушке Тамаре и началось такое, что под силу только детективному повествованию. Неужели и это продожение? Разумеется, ведь существуют сквозные герои, которые действуют в каждом новом романе.
Что будет дальше? Разумеется 37 г. в Вологде, кровавый след начальника НКВД Жупахина, который знаком читателю еще по роману "Жена композитора Зубова". Всех тех, из лиц. имевших отношение к посольствам Советская власть достала и жестоко расправилась. Банально? Совесем нет, если посмотреть на события например глазами детей репрессированных вологжан.
Поледняя часть будет посвящена событиям 1946-57 гг., когда при Вологодском управлении МГБ было открыто литерное дело "Об иномиссях". Этот роман соберет воедино все что осталось от этой истории к середине 20 в.
Ну и напоследок- сиквел. Роман совсем с другими героями, которые действуют в конце 20- начале 21 в. и создают Музей дипломатического корпуса, посвященный событиям в Вологде в 1918 г.  Книга будет называться "Музей, которого больше нет". Почему? Прочтите и узнаете.
Представьте себе масштабы труда. Я хоть и в середине пути, но ощущаю некий ужас от того, что еще предстоит. Но цели поставлены, надо двигаться в направлении реализации. Как назвать все это вмете? Ничего лучшего чем Историческая Сага я не нашел.
Приглашаю читателей начать сначала, с первой книги "Крах дипломатического "Согласия" и вместе с героями Саги дойти до финала. Скучно не будет, обещаю.
Эту историю знает довольно широкий круг людей, но вряд ли когда нибудь  они осмелятся говорить об этом публично. Ведь тогда будут задеты весьма важные на местном небосклоне чиновники от науки...
Последний раз я встретил Александра Васильевича Камкина в конце октября, возвращаясь с доклада на Беловских Чтениях. Он стоял на ступеньках здания фаультете иностранных языков, где преподавал в последние несколько лет. Профессор вызвал такси и ёжась на холодном ветру ждал, когда мотор подойдет. Но машина запаздывала и мы разговорились. Профессор выглядел не очень. Худоба, блестящие зрачки глаз, все говорило о том, что он борется с тяжелым недугом. Борется уже долгие годы. Об этом конечно прекрасно знали коллеги и даже студенты, но далеко не все знали первопричину болезни.
-Александр Васильевич, с Бездарным вы не встречаетесь?
-Нет, категорически, я его ненавижу и стараюсь, чтобы пути не пересекались.
-Понимаю, я тоже, у каждого свои причины, но наверное на факультете нет человека, которому бы он не нагадил.
-Есть,- в глазах Камкина появилась хитринка,- эти люди его ученики и последователи, я себя к ним не причисляю.
-Да вы что? Над псевдонаучной школой профессора Бездарного не смеялся только ленивый. Где там наука? Окружил себя подхалимами, мы над ним подтунивали, еще когда я был студентом, а он у нас, тогда еще ассистент кафедры, вел какие то семинары, скучно и неинтересно.
-Не будем о нем. Расскажи лучше. как у тебя дела?
Я кратенько поделился новостями. Он удовлетворенно кивал головой.
-Так сын закончил аспирантуру? Хорошо, я помню их курс на отделении культурологии, наверное лучший курс в моей практике по этой специальности. Передавай ему привет.
Раздался телефонный звонок. Диспетчер. "Алло, машина вас ожидает уже 5 минут на углу проспекта".
Профессор встрепенулся, мы пожали друг другу руки и он поспешил к такси.

Такой была наша последняя встреча. Завтра будут похороны А.В Камкина.
Вы спросите, почему такой заголовок? Объясняю.
Природа многих болезней неизвестна, в том числе и онкологических, достаточно бывает нервного срыва, чтобы запустить в организме гибельный процесс. В свое время профессор Бездарный создал  на факультете не просто стресс, настоящий геноцид ученых.
В начале нулевых неожиданно для многих професор Камкин, взращанный на историческом факультете, покидает его, перейдя на факультет иностранных языков и создав там новое отделение - культурологии. Это было удивительно, совсем не по профилю, обычно культурологи базирутся на историческим или филологическом фаультетах. Тут тоже филологический, но специфика другая. Значит была какая то причина.
Скоро все стало явным. Профессор Бездарный решил зачистить факультет для своих подрастающих учеников и последователей,потребовались ставки и старой гвардии факультета была объявлена война. Одних, как Ю.С Васильева, отправили на пенсию. Другие, не стерпев придирок и унижений барствующего начальника, поспешили уйти сами. Первым был А.В. Камкин, за ним на отделение культурологии потянулись и другие неугодные Бездарному преподаватели. Конечно для отделения это было большим плюсом, а вот для исторического факультета-огромный  минус. Ушли не просто преподаватели, ученые, авторы монографий, сделавшие для науки в одиночку неизмеримо больше чем вся "научная школа" профессора Бездарного. Камкин всех принял и обеспечил нагрузкой.
Что будет сейчас, не известно. Поглощение педа политехом нанесло огромный урон педагогическому институту, и только Бездарный не пострадал, он быстро нашел себе друзей в новом руководстве и продолжил свою пагубную деятельность.
Именно от его изощренной травли организм А.В. Камкина мог дать сбой. Травля продолжалась годами и в конце концов дала результат. Фактически Бездарный не только разрушил крепкий коллектив факультета, но и явился косвенным фактором прогрессирующей болезни А.В.Камкина.
Завтра будет прощание, польются хвалебные речи, те, кто при жизн ненавидел усопшего, будут стоять в почетном карауле. Не хочу смотреть на эту картину. Для меня Александр Васильевич навсегда останется живым, таким, как во время нашего последнего разговора на ступеньках приютившего профессора факультета иностранныхх языков.



А.В. Камкин, доктор исторических наук, профессор ВГУ
В Вологде  мои предки очутились случайно. Вообще то по материнской линии они ярославские крестьяне-отходники, которые после отмены крепостного права устремились на заработки в Петербург.
Как было известно еще В. Далю, ярославцы весьма преуспели в сфере услуг. Первый из наших питерских Серебряковых -Кирилл не стал нарушать традиции, и поступил половым в питерский трактир на Разъезжей улице.
Мужик он был сноровистый и через некоторое время, как вспоминала моя бабка, стал сначала приказчиком, потом женился на хозяйской дочке и в итоге наследовал все дело.  К 1914 г. семья владела значительной частью большого дома по современному адресу Разъезжая 32 (до революции д. № 30), на углу с Николаевской, ныне Марата.
Мария Васильевна Серебрякова в 70-х годах прошлого века, вспоминала, раговаривая со своим внуком Сашей, что в родительском доме в Питере на 1 этаже была чайная, второй этаж был отдан под "нумера",-недорогую гостиницу. На третьем этаже жили сами. Семья была большая, но в основном рождались девочки. Марья Васильевна, или как я звал её - баба Маня, является моей бабушкой по материнской линии.
Наш питерский дом не был дворцом и по сравнению с окружавшими его по обеим улицам шедеврами архитектуры выглядел весьма скромно. Вот что пишет о нем современный питерский краевед, исследователь городской жизни:
" Дом на углу улиц Марата и Разъезжей  всем своим видом  отличается от соседей. Построенный еще в пушкинское время, он каким то чудом сохранил свой облик, хотя окрестные здания одно за другим перестраивались, расширялись, росли в высоту. Может быть неприкосновенности дома способствовали ностальгические настроения владельцев?"- задается вопросом современный иссследователь города.

Разъезжая32- Марата 51, дом купцов Поспеевых 1839 г. Современный вид.
Это конечно вряд ли, ностальгия такого рода в купеческой среде отсутствовала напрочь. Но по каким то причинам, архитектура дома сохранилась в чистом виде, такой, как и была во времена Пушкина. Вероятно у владельцев были другие планы по расширению бизнеса, а дом на Разъезжей рассматривался в первую очередь как жилой.
Немного о первых владельцах дома. В документах значится, что первыми владельцами дома, построенного архитектором А.А. Арефьевым в 1839 г. были купцы Поспеевы. Затем, история дома оказалась связана родом легендарного ярославского ресторатора Анисима Палкина, открывшего еще в 1785 г. в Санкт-Петербурге на углу Невского и Садовой первый трактир, ставший знаменитым на всю столицу заведением.
В доме на углу Разъезжей и Николаевской потомками Анисима Палк ина тоже был открыт трактир, принадлежавший в 1849 г. Павлу Васильевичу Палкину. Заведние было популярно у публики и в итоге Палкины приобрели у прежних владельцев весь дом.
К началу XX в. о знаменитой фамилии здесь ничего не напоминало. Дело в том, что после смерти Константина Павловича Палкина, хозяина легендарного ресторана "Палкин" на углу Невского и Владимирской, где бывали все знаменитости Петербурга, дом  на углу Разъезжей-Николаевской прешел по наследству к его дочери Елизавете и, по свидетельству современного краеведа, остался в ее собственности до революции. Это не совсем так. В справочнике "Весь ПЕТЕРБУРГ за 1914 г". владельцем чайной указан Василий Федорович Серебряков, мой прадед. Страница из Справочника " Весь Петербург за 1914 г.
средний столбик, второй сверху-
Василий Федорович Серебряков, владелец чайной, между прочим. имел телефон.

Но между ним и Палкиными есть очевидная связь!
Кирилл Серебряков женился на комто из владельцев дома по женской линии. Это была представительница рода Палкиных, кстати тоже ярославцев. Весьма возможно, что моей пра-пра-прабабкой была сама Елизавета Константиновна Палкина или ее дочь.
Пока не ясно кем Кириллу приходится Федор Серебряков, отец хозяина чайной Василия Федоровича. На одной семейной фотографии, из тех, что я детстве рассматривал у бабушки, были сфотографированы трое мужчин. В центе коренастый бродатый уже в возрасте- Кирилл Серебряков-, рядом его брат, как объясняла мне бабаушка,-вероятно это и есть Федор. К сожалению это фото мне бабушка не отдала и оно не сохранилось...
  В любом случае, получается, что я потомок прославленного купеческого рода Палкиных.  По этому поводу принимаю поздравления! Жаль, что не узнал об этом раньше...
Современный питерский краевед пишет:
"В начале 20 в. тарктир Палкина в этом доме уже не работал, зато помещались многочисленные заведения других хозяев: гостиница, чайная, несколько мастерских..."



Ул. Марата, слева часть дома 51.
На углу видна еще незаделанная входная дверь. Фото середины 1960-х гг.
Все как говорила моя бабушка, Марья Васильевна. Она была 1899 года рождения и хорошо помнила период, когда в чайной работала уже женская прислуга, т.е после 1914 г. "Две девушки обслуживали посетителей, а мама или папа стояли за кассой",- вспоминала она.
  В 1918 г. дом был национализирован. Василий  с семьей уехал в родную Ярославскую  губернию и снова стал крестьянствовать. В 1931 г. его раскулачили и от былого серебряковского богатства мало что осталось.
Моя бабка Марья Васильевна Серебрякова еще до коллективизации вышла замуж за Александра Верещагина и переехала в город Грязовец. У нее тоже было много детей, в основном мальчики и единственная дочь- моя мать. Золотые изделия, которые Марья Серебрякова получила в приданое, были отправлены в Торгсин и благодаря этому в голодные годы, ее старшие дети выжили
. Интересно, что среди потомков Василия Серебрякова только я унаследовал любовь к прошлому, антквариату и истории повседневности, включая и ресторанную жизни. Остальные многочисленные потомки рода даже не догадываюся о своем происхождении, да им и не надо...
  После революции в нашем доме работали многочисленные советские учреждения, продолжала действовать чайная, теперь уже как точка советского общепита и даже был кинотеатр. На этажах располагались квартиры жилого фонда. Постепенно дом пришел в коммунальное запустение. Центральный угловой вход заделали, чтобы получить дополнительную комнату, черный ход стал основным входом в дом.



.
Дом по адресу Разъезжая 32 в конце 1970-х гг. архивное фото.
Налицо упадок, дом требует основательного ремонта
В 1998 г. я увидел нашу фамильную недвижимость в самом плачевнов виде. Практически от дома остались одни фасады. Тогда он принадлежал "Северстали", как имущество, которым мэрия города расплатилась за свои долги.
Хорошо помню одну историю. Изучая историю пребывания дипломатов стран Антанты в Вологде, я работал в нескольких архивах зарубежных стран. Весной 1998 г. как раз возвратился из Парижа, где в Дипломатическом архиве Франции на Кэ д Орсе 37, искал материалы о деятельности их посольства в Вологде. До поезда было время и я решил проведать фамильный дом.  Спустившись по Разъезжей от Лиговки я быстро нашел его. Двери были закрыты, внутри здания через стекло первого этажа видны следы начинающегося ремонта. Я постучал в окно без всякой надежды на ответ и вдруг за стеклом показалось лицо какого мужика.
-Чего надо?-не очень любезно спросил он.
-Откройте пожалуйста, очень важное дело,- миролюбиво ответил я.
Дверь открыли.
-Понимаете, -начал я объяснять сторожу, я правнук последнего владельца этого дома и очень хочу посмотреть, что там внутри.
К моему удивлению строж проникся и с удивлением спросил:
-Вы откуда приехали?
Я нисколько не сомневаясь, сказал ему правду: " Из Парижа".
И тут, словно бы вспомнив известный фильм, сторож закричал кому то внутри дома:
-Зина, иди сюда, барин из Парижа вернулся!
Немая сцена.
Прибежала какая то женщина, оказавшаяся уборщицей, оглядела меня, щелкнула языком и сказала: "Пойдемте, покажу, что осталось.
На тот момент внутри кроме кирпичных перегородок ничего не было. Строители сломали все некапитальные перекрытия, которые были сделаны за годы Советской власти, когда тут находились коммунальные квартиры и планировали работы дальше.
Мы с хранителями дома прошлись по этажам, вышли на крышу, посмотреть вид на город.
"Давайте я вас сфотографирую "на крыше дома своего" сказал мне сторож, заметив висящий на боку фотоаппарат. Я согласился. Этот снимок и сейчас лежит где то в моем огромном архиве. Надо будет найти и сделать скан.
В 2004 г. после длительного перерыва, вызванного кризисом 1998 г. закончилась реставрация, На крыше дома воздвигли завершение в виде смешной стеклянной башенки, изуродовавшей его аутеничный "пушкинский"  фасад. Сейчас дом полностью отреставрирован, в нем планируется сделать бизнес-центр.


Техническая фотография из проектной документации
с рисунком будущего купола на крыше
Жаль, что Россия не приняла закон о реституции, я бы знал, как распорядиться с фамильным имуществом.
Впрочем, подождем. Сейчас это не так важно, важно, что мои дети и внуки будут знать историю семьи и возможно в будущем вернут себе наш дом на на Разъезжей 32.

Письмо революционерки из Цюриха



Как то раз я перебирал старинные открытки из своей коллекции и случайно уронил стопку на пол. Стал собирать и обратил внимание на швейцарскую почтовую марку на одном из открытых писем.
Оно было отправлено в апреле 1907 г. из Цюриха и адресовано жителю Петербурга Георгию Атабекову. Я прочитал коротенькое послание и вдруг понял, письмо то с секретом! Привожу этот текст целиком:
Zurich 17.04.07
"Ваше письмо, дорогой товарищ, с весточкой от К. меня несказанно обрадовало. Как я рада что он себя так хорошо чувствует и же(луд)ок окреп, ведь он нуждался в отдыхе и поправке. Хотя было бы еще лучше, конечно, если бы это произошло при других обстоятельствах. Передайте ему горячий привет. Примите мою благодарность и дружеский привет. Анюта.»
В письме упоминается некий "К", который нуждается в срочном отдыхе и восстановлении здоровья. О нем печется жительница Цюриха по имени Анюта. Но самое интересное-это обращение к адресату. Георгий Атабеков в тексте назван "товарищем", хотя в адресе, как и положено, написано "Г-ну Георгию Атабекову".
Без сомнения это переписка двух единомышленников, оппозиционно настроенных царской власти людей. Применена недоскзанность, личность, о которой беспокоится Анюта, обозначена заглавной литерой "К".
Кто он, этот "К", пока загадка, а вот на запрос "Георгий Атабеков" поисковик выдал целую группу революционеров с большим послужным списком. Неужели письмо адресовано кому то из них?

"Хороший белый чепчик"

Я внимательно перебрал всю пачку открыток и обнаружил еще несколько штук явно из этой серии. Часть из них была написана красивым мужским почерком, несколько-женским. На одном из мужских писем был автограф "Г. Атабеков", и дата 1914. Из контекста стало понятно, что автор писем уроженец Астраханской губернии, но проживал в Великом Устюге.
Я нашел "своего" Атабекова довольно быстро в Памятных книжках Вологодской губернии. Он служил учителем русского языка в мужской Гимназии Великого Устюга.
Фрагменты из писем, которые оказались на открытках, адресованы какой то девушке и рассказывают о впечатлениях учителя во время путешествия по Волге к себе на родину летом 1914 г.
Интересно, что в отрывках ни слова о грядущей войне, только лирические описания природы и страшилки на темы судовых катастроф. Атабеков явно развлекал свою неизвестную адресатку.
Кстати, выяснилось, что в 1914 г. ему было 25 лет.
Итак, отрывки из писем о путешествии по Волге:

"Мой компаньон все время смотрит в окно и мечтает писать, т.к. впервые попал в эти места и без конца охает да ахает и каждую минуту просит меня смотреть в окно.
Сейчас проехали небольшой уездный городок Тетюши, расположенный на высокой горе. Виделся в Тетюшах с тем бывшим капитаном.( Он теперь ведет оседлый образ жизни), о котором я Вам, кажется писал. Он меня было не отпускал, просил остаться, но остаться само собой мне было нельзя, дома уже получили телеграмму, готовят комнату..."

"Стоят теплые летние дни, вечерами наступает прохлада. Далекие пологие берега теряются в вечерних сумерках и Волга принимает вид безмерного моря. Усеянного огоньками пароходов. На пароходе сравнительно много путешественников из столиц. Они маются от жары и торопятся возвращаться на Север.
Я Вам как то писал о большом пожаре на Волге. Вчера сгорел другой большой пассажирский пароход. Весть об этом моментально облетела и «наш» пароход."

" Я и сейчас представляю себе живо картину встречи (она повторяется каждый год).Раннее прохладное утро. Пароход приходит в Ентаевск ( село Енотаевка Астр. Губ.- А.Б.) а 4 утра. На пристани почти никого кроме отца, матери и дежурного полицейского. Около матери сидит мой охотничий пес «Арап». Старики не спали всю ночь. Им холодно. Они ежатся и своими уже немолодыми глазами стараются разглядеть меня. Мать обыкновенно замечает первая и начинает усиленно толкать отца и показывать на меня".

"Веду растительный образ жизни. Вчера достал Ваше первое письмо ко мне еще в Устюг и облегченно вздохнул, что остался в Устюге на день, что не пришлось Вас заставить ждать ответа, что не пришлось ломать голову и самому в дороге. Кончаю письмо, надо торопиться на почту.
До свидания, хороший белый чепчик.
Будьте счастливы, будьте здоровы.
Преданный Вам Г. Атабеков"

Дорогой Гора

В подборке открыток с письмами Георгия Атабекова нашлись два фрагмента, адресованные ему. Это части обстоятельных писем, тоже написанных на почтовых карточках. Неизвестная девушка, находится на учительских курсах и очень скучает по Георгию Семеновичу. Она явно влюблена в Атабекова. Вот это письмо:


"...только вот чего не люблю-шумной компании. Сегодня учительницы и учителя устраивают пикник. Я не иду-ни капельки не хочется. Лучше бы стала читать или смотреть и смотреть открытки. Я все ваши открытки забрала с собой и карточки и долго, долго, вчера еще после чаю смотрела на них.
Отчего это, Георгий Семенович я не могу вспомнить. Как Вы улыбаетесь? Сколько не смотрю я на карточку, вы все грустный.
Вчера мы почти все учителя и учительницы снимались. Я заняла место за стулом Соколова ( Лиза тоже почти рядом) и была очень довольна.
Лекции мне не очень нравятся, много знакомого говорят и нового почти ничего не дают, но так жизнь здесь нравится. В общежитии у нас не скучно, но я почти все время между лекциями провожу в саду. Теперь буду отвечать на письма.
Спасибо, Георгий Семенович за виды, я их еще не рассмотрела по-хорошему, прочитала и пишу. Итак: Кукановы...»
Обратим внимание на фамилию Кукановы. Это известный в Великом Устюге род. Об одной из Кукановых- Екатерине в свое время я писал статью и опубликовал ее дневник.

Ищем, как связаны Кукановы с неизвестной девушкой.

Второй фрагмент письма на открытке очень личный. По всему, дело идет к помолвке, которая будет назначена на весну.
" ...и как будто теплый. Было даже приятно, весело, когда он ложился на воротник. Спасибо Вам, Гора, за подарок;он мне очень нравится, очень нежный, изящный. Простой и красивый. Только до весны я едва ли буду его носить.
Показывала маме, ей тоже очень понравился. Только она сказала, что я до обручения не должна бы принимать подарки и я конечно не взяла бы, если не боялась обидеть дорогого Гору.

Ведь Вам же хотелось сделать мне приятное и мне очень нравится ваш подарок.
Как бы мне хотелось сделать что нибудь приятное для Вас! Всего лучше, чище, легче бывает на душе, когда сделаешь другому приятное. Правда заповедь говорит, что кто хочет достигнуть Царствия небесного (душевного спокойствия) тот должен других..."


В письме Георгий Семенович превращается в "дорогого Гору". Он дарит девушке какой то меховой подарок, типа горжетки, который можно носить на шее. Подарок девушке очень нравится, но до помолвки ( обручения, когда суженым уже можно дарить друг другу подарки, а девушка официально считается невестой- А.Б) , она носить меховое изделие не решается.

Так кто же она, избранница Георгия Атабекова?

Прожиточный минимум из 1914 г.

Установить автора любовных писем оказалось возможным благодаря упоминанию в них устюгского семейства Кукановых. Одна из Кукановых- Фаина в последствии стала женой Георгия Атабекова, вероятно она и есть предмет его ухаживаний и автор любовных писем «к Горе».
В 1914 г. она проживала в Великом Устюге и именно ей адресовал влюбленный мужчина свою корреспонденцию во время путешествия по Волге.
В подборке открыток нашлась и еще одна с упоминанием фамилии Куканова и имени Фаина. Вот ее текст:
"Отчего Фаина не пишешь письма? Описала бы, как поживаешь дома все подробно. Я живу ничего, хорошо-нельзя сказать, т.к. жить порядочно не только в Петрограде, то надо не меньше 50 р. в месяц.
Вот уже месяц нигде не бывала, да и не хочется. т.к. чувствуется усталость, да и дорого ходить в театры, хочу по воскресеньям ходить в музеи. Маме скажи, что я здорова. жду Ронсу чтобы потчевать дома. Валентина. 31 октября ( 1914)".
Письмо было отправлено на адрес Великоустюгской мужской гимназии на имя брата Фаины, Николая Куканова с пометкой "для Фаины".
Между прочим кроме частных деталей письмо содержит важный экономический постулат: Реальный прожиточный уровень в Петрограде в 1914 г. составлял в месяц 50 р. Если перевести на современный уровень, получается где то районе 50 т.р. Мало что изменилось с тех пор, только поменялся масштаб цен.
На этом все сохранившиеся письма нами прочитаны и осмыслены.


На сайте "Педагогические династии Вологодчины" мы обнаружили важные недостающие сведения.

Георгий Атабеков родился в 1889 г. В 1907 г, когда революционерка из Цюриха писала ему письмо, "товарищу" Атабекову было всего 18 лет и он был питерским студентом.
Его жена Фаина ко времени написания писем была еще юной девушкой, хотя дата рождения ее - 1905 г. на сайте указана неверно.

Почему? В 1917 г. она была уже замужем и родила дочь Веру. Получается, вероятно Фаина была 1895 года рождения и тогда ко времени переписки в 1914 г. ей было 19 лет. Самое время влюбляться!
Георгий Семенович по данным сайта умер в 1940 г. в возрасте 51 года. Последние годы он работал на филологическом факультете пединститута. Его жена Фаина вместе с дочерью, которая к тому времени выучилась на учительницу математики, так же вместе с мужем переехали в Вологду. Обе преподавали.
В 1942 г. случилось несчастье. Фаина и Вера Атабековы умерли. Мы пока не знаем, что произошло, шла война.

У Веры Георгиевны остался муж- Георгий Крылов, 1912 г.р., учитель математики и сын Борис 1940 г. рождения, известный в последствии в Великом Устюге педагог высшей категории, один из первых в городе преподавателей информатике, автор школьных программ, по которым работают и до сих пор. Он скончался в 2006 г. В Череповце в школе работает еще один педагог высшей квалификации, учитель химии и специалист по информатизации Березина ( Крылова) Юлия Борисовна. Есть подозрение, что это дочь Бориса Крылова, правнучка Георгия Атабекова. Выясняем...
Его отец Георгий Крылов женился вторым браком и видимо сын предпочел жить отдельно, вернулся в родной Устюг.
Нашлись сведения и о других Кукановых. Валентина оказалась сестрой Фаины, она жила и работала учительницей в Ленинграде.
Екатерина Куканова, дневник которой я публиковал еще в начале 90-х, тоже была сестрой Фаины, всю жизнь она проработала учителем истории и музейным сотрудником в Великом Устюге.
Вот такое интересное исследование получилось. Думаю, что комплекс материалов Атабекова-Кукановых достоин того, чтобы находиться в музее. Дело за малым- желание самих музейщиков.

В связи с шумихой вокруг фильма я вспомнил об одном скандальном случае, так же связанном с именем Матильда.
Дело  было сто лет назад. Звали ее Матильда де Крамм. Петербургская дворянка,  ухоженная дама "за сорок", имеющая взрослых детей. В 1916 г. она  возвращалась на пароходе из Америки, где занимался бизнесом ее муж и  познакомилась с американцем Дэвидом Френсисом, который направлялся в  Петроград, чтобы принять должность посла Соединенных Штатов.
Они  проводили время на пароходе в приятной компании и когда путешествие  благополучно завершилось, казалось, что мимолетному знакомству тоже  пришел конец.
Не тут то было... Матильда де Крамм начинает бывать в  американском посольстве и подолгу засиживается в кабинете Френсиса. Дело  принимало скандальный оборот. Слухи о "неподобающем поведении". посла,  женатого, отца шестерых детей дошли до Госсекретаря Лансинга.
Тот  написал Френсису письмо с вопросом. Посол довольно грубо ответил ему,  что принимает только претензии по службе, а со своими дамами он как  нибудь разберется сам. Поразительно, что Лансинга этот ответ устроил и  скандал замяли.
В 1918 г. против Матильды было выдвинуто обвинение в  шпионаже в пользу Германии. Опять всплыла фигура Френсиса. Появилась  информация, что упомянутая дама "любовница американского посла". Френсис  бросился защищать свою Матильду, но обвинения были серьезны.  Оказывается однажды она в своем доме встречалась с будущим послом  Германии в Советской России графом фон Мирбахом и сама она не "де  Крамм", "фон Крамм".
Френсис уехал в Вологду, очень скучал по своей  Матильде, но категорически запретил ей приезжать, чтобы не раздувать  скандал дальше. Последующие события сделали эту историю не актуальной,  начиналась Гражданская война.
Что стало потом с Матильдой де Крамм  нам не известно. Вероятно она эмигрировала из Советской России.  Оставаться здесь с такой репутацией ей было невозможно.
Вот по каким  сюжетам надо снимать фильмы под названием "Матильда". Жду предложения от  продюссеров. Коммерческий успех по всему миру гарантрован))))

На Спас-Камень

История этого места началась давно, еще в 1260 г, когда волны прибили к неизвестному островку на Кубенском озере ладью белозерского князя Глеба Васильковича. Возблагодарив небеса за спасение во время бури, князь то ли повелел основать тут монастырь, то ли оказал материальную помощь уже имевшимся монахам. Но дело пошло.
В 15 в. Спасо-Каменный монастырь один из значительных на Северо-Востоке Руси, имеющий своего святого, отрока Иоасафа, в миру князя Андрея, которого судя по всему по приказу Василия Темного уморили в монастырских узилищах и после смерти канонизировали.
Для строительства главного храма специальный кирпич доставляли аж из тверской Старицы. Деньги у обители были. Потом золотой век закончился и все стало куда скромнее. После церковной реформы Екатерина Второй 1764 г. -и вовсе плачевно. И тут как на грех пожар в 1774 г. и все, монастырь упразднили. Правда не на совсем, при Павле Первом по настоянию местного купечества, выступившего гарантом финансовой помощи, обитель восстановили.
После революции 1917 г. монастырь закрыли, имущество конфисковали. В 1937 г. собор взорвали, кирпич потребовался на коровник. Но в 15 в. делали на совесть, храм развалился на несколько больших фрагментов, и кирпичем воспользоваться не удалось. Колоколюню правда коммунисты пощадили, нужен был маяк на озере, в остальном расправились с религией по советски, под корень.
С 90-х начинается медленно возрождение острова. Сейчас там уже есть монастырь с игуменом и трудниками, возрождены некоторые постройки. Красивейшее место привлекает не только паломников, но и обычных туристов.
Группу путешественников из Москвы и привез сюда известный клуб "Иван да Марья". Я выступил экскурсоводом. Должен же кто то рассказать людям правду о монастыре. Погода порадовала + 25 на суше, легкий бриз на озере, солнце, все что надо для путешествия.


Небольшой катер взял туристов на пристани в с. Устье.



Идем по реке Кубене. За спинами туристов  Лысая гора с Афанасьевской церковью 18 в., когда то церквей было две, но большевики одну снесли. Я рассказываю историю этих мест. Феодальная война второй четверти 15 в.  Дмитрий Шемяка, Василий Темный. Судьба Москвы решлась в том числе и в этих местах.


 Дельта Кубены -это несколько рукавов, где можно пройти на лодке и множество проток, полноводных весной и в начале лета и обсыхающих к осени. Когда то между ними были пожни, косили сено, теперь все заросло кустарником.

Вышли в открытое море, те озеро. Народная мудросто говорит: "Кубенское озеро не море. но плавать по нему- горе." Виной всему расположение озера- 112 км с севера на юг. При северном ветре в южной оконечности озера, там где мы и находимся, бывают бури. Тут мелко и каждый год ветер переворачивает лодки и гибнут люди. Бурю на Кубенском озере я описал в своей повести  "Агдика". Отрывок можно прочесть.



Подошли к острову, чалимся. Нетерпеливые туристы бросились снимать все подряд на фото. Их можно понять, здесь в общем то затерянный мир, раз в день приходит теплоход -вот и все сообщение, ну да лодки, когда погода позволяет, но это не часто.



Развалины Спасо-Преображенского собора 15 в. Даже в таком виде они величественны.



Встать на колени, хоть и с фотоаппаратом в таком месте не зазорно. А вообще то современное православие меня не радует. Слишком много стяжательства у  пастырей, слишком много попрошайничества у паствы. Просят у Бога: "Господи, помоги", а надо молиться? "Господи, прости и Господи, вразуми". Не согласны?



Игумен Дионисий благословил путешественников постной монастырской кашей и отправил восвояси, надеясь, что посетившие монастырь  стали после этого чуть-чуть лучше.

Хотите и вы стать лучше? Пишите, звоните, организуем поездку и вам.
Путешествие на Спас- Каменный это впечатление на всю жизнь.
Когда в сентябре прошлого года небезызвестный Тёма Лебедев из Москвы, возомнивший себя суперменом, назвал меня краеведом- извращенцем, воспользовавшись при этом гостеприимством базы отдыха "Карп Савельич", я поначалу расстроился, хотя люди и говорили, что "товарисч" больной на голову и обижаться не надо". А вот сейчас, вернувшись в очередной раз с базы вдруг подумал: А ведь этот московский жлобяря в чем то прав!
А. Лебедев ( в очках слева) с попутчиками.

Действительно я самый настоящий извращенец и есть.
Нормальные люди гребут деньгу, отдыхают на островах в жарких странах, ни в чем себе не отказывают, а я вот уже 8 лет, все что удается зарабатывать- вкладываю в этот клочек земли на окраине умирающей деревни. Извращание в чистом виде! Кроме того, любой краевед - извращенец по определению, ну кому нормальному взбредет на ум тратить время на изучение каких то местных историй, Никому.
В прошлом году на базе отдыха мы попробовали завести живность. Шесть уток весь турсезон развлекали туристов и в начале зимы порадовали гурманов вкусным жарким с яблоками.
В этом году еще по зиме начали работы. Построили мост через пруд. Передвигаться стало гораздо удобнее.

Утро, 16 мая 2017 г.

Доделали утятник и с начала апреля заселили туда всякой живности. Одних уток 5 разных пород, две породы гусей, цесарки, индюки. Общее поголовие около 50 штук. Те, что привезли в начале апреля уже выросли и после 12 июня туристы могут заказать к обеду Французского Муларда или Благоварскую бройлерную утку.
Стадо утинных пробирается в загон после кормешки на лугу 30.05.17.

Осенью начнут нестись те утки, что взяты для производства яиц. Утинные яйца с фермы-это вам не то, что продают в магазинах. Вкус совершенно другой, и пользы в разы больше. А ближе к новому году подоспеют бройлерные цесарки и индейки. Конечно это удовольствие стоит денег, но поверьте, вкус мяса не совершенно фантастический! Уже сейчас можно записаться на блюдо для новогоднего стола. Хитрые американцы и европейцы давно оценили гастрономические качества домашней птицы и предпочитают ее другим видам мяса.
Сейчас в пруду рыба готовится к нересту. Мешает холодная погода, но как только будет +18, на мелководье можно будет увидеть брачные игры карповых рыб, а после нереста половить их на удочку. Удовольствие, я вам скажу-высший сорт!
Сегодня на базе пополнение. Приехала охрана, щенок Московской сторожевой по кличке Берс, за что отдельное большое спасибо Николаю Осмакову.

Мы с Берсом первый день на новом месте

Пока это маленький пушистый комочек, но очень скоро, где то месяцев через пять, подойти к нему вряд какой незнакомый отважится. Щенок с первого дня поселился рядом с утками. Он не должен воспринимать их как объект охоты, должен жить в стае и быть лояльным ко всем обиталям птичьего социума. Тогда из него и вырастет охранник.
Пока маленький будет жить с утками, привыкать к птице.
Через год Берс должен быть огромным пушистым кобелем, грозой всех окрестных собак, но при этом пастухом для домашней птицы. Кстати, кто не знает, щенок назван в честь ротмистра Берса, командира Дикой дивизии, сражавшейся в Архангельске против красных в 1918-19 гг. Лихой был джигит...
Сегодня все стадо утинных впервые побывало на пруду. Сначала птицы воды испугались, а потом принялись нырять и купаться. Когда потеплеет и на пруду появятся водоросли- будет им работа в удовольствие.
В эти выходные в селе Заднем, в праздник Троицы отметят 520 лет с момента первого упоминания поселения. Было это в 1497 г. Приезжайте, организаторы обещают широкое гулянье. С ночевкой проблем нет, места на базе отдыха еще свободны и их можно забронировать на ближайшие выходные.

На пожаре

Субботний вечер на базе отдыха " Карп Савельич" не предвещал ничего плохого. Обычная весенняя погодка: небольшой температурный плюс, ветерок с севера. Мы мастером Сергеем уже закончивали работу, как вдруг совершенно неожиданно откуда то из за школы повалили клубы  дыма, раздались характерные хлопки, так лопается шифер.
Пожар! Мы переглянулись и побежали туда. Зрелище, которое открылось взору, шокировано. Дымил аккуратненький двухквартирный дачный дом. Вокруг в растерянности бегали люди. Набираем пожарную службу: уже выехали, набираем электриков: все обесточено. Это хорошо.
Остается ждать приезда пожарных.
Между тем пожар быстро разгорался. Из под стрехи повились небольшие язычки пламени, но буквально пара минут и они захватили всю крышу. Шиферная кровля  с грохотом начала сползать вниз. Вперед по ветру полетели искры и куски шифера.
-Дима!- раздавался истошный крик  молодой женщины, одной из хозяек дома,- Где Дима?

Дмитрия, ее супруга, в начале пожара видели у самого дома.  В первые минуты, когда вокруг была паника, по одним сведениям он шагнул в дом, чтобы выпустить из веранды декоративных собачек и взять документы, по другим, это сделала жена, а он был где то рядом.
-Дима! - с отчаянием в голосе снова закричала супруга!- Где, ты, Дима, Дима!
-Он наверное с другой стороны помогает отливать соседский дом,- крикнул кто то из присутствующих.
На какое то время жена успокоилась, стояла, как окаменелая и смотрела, как догорает дом, только недавно отремонтированный и отделанный изнутри. Она еще не знала в том момент, какой кошмар ждет ее впереди.



Через двадцать минут перекрытия крыши обрушились, пылали стены, внутренняя отделка и полы. Люди из последних сил отстаивали соседний дом, запылала беседка, дровенник, до крыльца каких то пять метров. Искры от горящего дома попали на крышу старой школы, исторического полукаменного здания, зашаяло... Ситуация становилась критической.



И тут появился первый пожарный расчет. Воды огнеборцам хватило минут на 10 работы. Ближайший открытый водоем- Белавинское озеро в километре от места. Но у нас на территории базы есть большой пруд.
-Разрешите?- в голосе пожарного неуверенность, частная территория и все такое.
-Что за вопрос, ворота уже открыты. Заезжайте, качайте сколько надо.



Через пять минут  машина уже подавала мощную струю на пожар.
-40 литров в секунду даем,- сказал мне  пожарный.
-Ого!
-А сколько времени надо заливать?
-Никто не скажет, сначала "зачерним", потом растащим бревна, затем будем проливать до полного.
Еще через минуту он докладывал наверх: " Стоим на водоеме,  осуществляем подачу воды на возгорание."
Я побежал к дому. Пожарные довольно быстро сбили основное пламя, отбили у огня соседский дом и залили водой крышу старой школы. Теперь надо было тушить  огонь внутри дома. Он то разгорался, то затухал и работы у пожарных было много. Когда растащили обгорелые бревна  на веранде, все присутствующие вздрогнули, в метре от выхода лежало оплавленное человеческое тело.
Дмитрий, хозяин дома...
Потом, когда приехали криминалисты, останки поместились в небольшой черный мешок килограммов десять наверное: обгоревший череп, остатки позвоночника и часть оплывшей бесформенной ткани.
Когда Дима вошел в дом и зачем- так и осталось тайной.
Пожарные заливали пепелище до половины первого ночи. Пруд  площадью в 1000 кв. м. убыл по всей акватории на глубину 20 см. Я заметил это точно по бревну, кторое было затоплено весенними водами. Теперь там летний уровень воды.
С ужасом думаю, если бы у меня не было большого пруда. Еще один дом  и старую школу могли бы и не отстоять. Оттуда пламя с легкостью перекинулось бы на еловый перелесок и тогда бы уже весь поселок оказался в огне.
Да здравствует пруд!


Случилась трагедия, две вологодских семьи остались без дачных домов, а одна еще и без кормильца. Виноватого конечно найдут. Но на самом деле виноват тот, кто вовремя не проверяет в домах проводку и печи, не выписывает предписания и штрафы, спустив это дело на самотек. В результате -трагедия со смертельным исходом. И последнее. Надеюсь в селе Заднем больше никто не скажет, что я захватил пруд и теперь на этом зарабатываю. Ведь если представить, что базы отдыха нет, то и к пруду, заваленному коряжником хода тоже нет, ни одна пожарная машина не подойдет. У администрации, как обычно, денег не предусмотрено  и рук на все не хватает. Поэтому, думаю, будет справедливо наградить пруд в номинации. "Лучший пожарный водоем Усть-Кубинского района".
Сегодня исполняется 20 лет со дня смерти выдающего русского поэта Виктора КОРОТАЕВА (8.1.1939-18.5.1997).

Эта дежурная фраза в эти дни будет повторена многократно. Опять станут лить крокодильи слезы, вспоминать эпизоды его биографии. Доморощенный критик будет тщится в меру своей бездарности написать что-то о поэте. Но поскольку написать таланта нет, все будет скомкано и посконно.
Хочется и мне сказать несколько слов об этом человеке. Мы с Виктором Вниаминовичем познакомились в середине 1980-х  г., когда я сотрудничал с газетой "Вологодский комсомолец". Не могу сказать, что мы дружили, слишком велика разница в возрасте и положении, но Коротаев сразу же отметил мое литературное творчество и настоятельно рекомендовал писать. Пару раз мы вместе ездили в большой писательской компании выступать перед учащимися ПТУ. Это называлось символически" Уроки Русского". В тех веселых собраниях по дороге пели песни, рассказывали анекдоты, бывало и под рюмку, что скрывать.
Непередаваемая атмосфера тех мероприятий запомнилась. Маститый литератор на равных разговариал с начинающим корреспондентом, не было ни ложного пафоса, ни снобизма, расцветшего в вологодском отделении СПР в начале XXI в. Жаль, что эти поездки внезапно закончились.
Потом случилась новая эпоха. Рухнул СССР, я защитил кандидатскую диссертацию, занялся  краеведческими исследованиями, стал издателем.
С В.В. Коротаевым мы иногда встречались, здоровались. Запомнилась его фраза: "Кто рано встает, тому бог подает, поэтому я прихожу в кабинеты к начальникам к 8 утра, чтобы взять их "тепленькими".
В 1996 г. фирма Виктора Вениаминовича поселилась в соседнем доме на Герцена 37. Мы стали встречаться регулярно, обсуждали вопросы по бизнесу, он тоже занимался издательством, планровали вместе тянуть телефонную линию, но потом 37 дом поставили на реставрацию и Коротаев съехал на другой адрес.
Весной 1997 г. он ворвался ко мне в офис: возбужденный, жаждущий жизни.
-Саня, я тут тебе бумажку одну подготовил, отнесись к ней серьезно. Это рекомендация в Союз Писателей.
-???
-Да да, считаю что тебе давно пора быть там, я читал твои книги, статьи в журналах, пишешь лучше многих, кто уже там. Самое главное, тебе есть что сказать. Впочем, я все написал, Давай, побежал, много дел!
Я прочел рекомендацию Коротаева и положил ее в стол. К тому времени у меня уже был конфликт с Вологодским отделением СПР, из-за рукописи романа "Воровские деньги", которую они потеряли. Я уже писал об этой истории. Рекомендация Коротаева была приятным сюрпризом, но ничего не решала. В то время в СПР правили балом ограниченные люди, самым одиозным среди которых  был критик В. Оботуров. Вспоминаю о нем с отвращением. Нет, он ничего про меня в глаза не говорил, просто вечно пьяное слюнявое выражение лица критика других чувств не вызывало, и еще его скверный русский язык: "ещщо", " теперича" и другие деревенские слова-паразиты, которыми он любил щеголять.
В конце мая 1997 г. пришло печальное известие: умер Коротаев. В самом расцвете сил и возможностей. Проклятущая водка, скольких ты сгубила!
Рекомендацию поэта я оставил на память и сегодня в день, когда вспоминают Виктора Коротаева, принял решение обнародовать теперь уже исторический документ.  Это ответ тем злобным негодяям, которые ежедневно убеждают публику в моей бездарности. В.И. Белов и В.В. Коротаев так не считали и мнение этих двух выдающихся литераторов перевесит все, что пишут разного рода смолины, балакшины и прочие "члены". Писателями их назвать нельзя, после себя они ничего не оставили.


Без компромиссов

Интервью Татьяны Охотниковой с Александом Быковым. Газета "Наша Вологда", 4 мая 2017 г. (№ 556)

Для тех, кто не смог достать газету и иногородних граждан публикуем это интервью. Татьяна Охотникова- настоящая "акула пера". Если она берется тему, то общественный резонанс обеспечен. Когда  Татьяна Рафаиловна предложила мне дать интервью для городской газеты я искренне удивился. Еще совсем недавно это издание меня не замечало. Но поменялся главный редактор, изменилась и политика СМИ и в результате появилось это интервью.


                                                                       *                          *                       *




Про таких, как Быков говорят: «человек своеобразный», На самом деле это человек принципов, человек - жесткий и бескомпромиссный.

Круг его интересов  чрезвычайно широк.от истории русского народного костюма, кружевоплетения, до нюансов в строительном, «рыбоводческом» деле, в вопросах сельского хозяйства и истории России. Он до тонкостей изучил историю родного города. Он – автор книг о Николае Рубцове и русских кладах XVI-XVII в, а еще- исторических романов, повестей, рассказов и очерков. В 1997 г. Быков создал и возглавил первый частный музей дипломатической истории в Вологде. Работал по этой теме в спецархивах России, Европы и Америки. Когда садится на «любимого конька» и заговорит о монетах -  остановить его невозможно. Наверное, таким и должен быть ученый.

-Александр Владимирович, вы плоть от плоти- человек из СССР. Не ностальгируете по прошлому?



-  Нет, воспоминания детства не столь радужны.Я коренной вологжанин. Детство прошло в Заречье. Женщины стирали белье на плотах, работал перевоз через реку за копейку. Слонялись по берегу без дала.
На берегу и на отмелях мы частенько находили старинные монеты. С них и началась моя любовь к  ушедшим эпохам. Родители это увлечение  не одобрили. Во дворе я считался «белой вороной». Может, в других дворах было иначе, но, наверное у нас, выражаясь современным языком, был «неблагополучный район». Городская окраина, брюки-клеш, гитары, ножички, стенка на стенку, двор на двор.Есть что вспомнить. но без ностальгии.

-Какой была ваша первая монета?

-Нашел ее в детсадовском возрасте в пересохшем фонтане: две копеечки 1810 года. До сих пор помню ощущение - прикоснулся к чему-то неизведанному. Потом под мостом 800-летия Вологды в прибрежных камнях обнаружил вторую монету - «денгу» 1735 года.

-И возникло желание посвятить жизнь истории?

- Уже тогда я понимал: учебники не дают ответа на многие вопросы. Педагог в школе номер 15, где я учился не всегда могла достойно ответить на каверзный вопрос. Конечно, это провоцировало ее негодование: получалось, что я знал историю лучше нее. В общем, я не был «любимчиком». Лишь много позже, когда у меня завязалась дружба с коллекционерами, обрел настоящих друзей и единомышленников.

-В 1993 г. вы оставили государственную службу на пике карьеры. Занялись тем. чем давно мечтали: историческими исследованиями и написанием книг...


- Главной темой в этот период стал сбор материалов о пребывании в Вологде в 1918 году дипломатического корпуса стран Антанты. Я работал в спецархивах России, США, Франции.
Летом 1997 года открылся Музей дипломатического корпуса. Он стал одним из первых частных музеев в России. Располагался музей в бывшем деревянном особняке середины XIX века Пузан-Пузыревского, где с марта по июль 1918 года размещалось американское посольство . Были представлены ценные  письма из разных архивов мемориальные вещи участников тех событий, предметы интерьера XX века, воссоздающие атмосферу и быт постреволюционной России. Большинство экспонатов были посвящены деятельности в Вологде американского посольства во главе Дэвидом Фрэнсисом.
Музей пользовался особой популярностью среди иностранцев. Итогом этой работы стала книга - «Дипломатическая столица России». В 2012 году вышел мой исторический роман «Дипломатический корпус». Этот год стал последним для музея. Сейчас уникальная коллекция хранится в коробках.
Было предложение американской стороны продать архив за 50 тысяч долларов, но я отказался. Колоссальный материал пока не востребован, но чем дальше, тем выше становится значимость материалов. Приближается столетие этого события У Вологды есть уникальный шанс возродить музей на более широкой исторической платформе. Но для этого нужно политическое решение.

- Велик ли корпус документов, и что в них?

- Коллекция насчитывает более двух тысяч документов. Это диппочта, письма, написанные в Вологде дипломатами США и Франции. Они имеют колоссальную ценность, их нигде больше нет. В библиотеке Конгресса США, никому две трети того, что имеется, не покажут.
Уникальность ситуации в том, что в 1918 году посол США Дэвид Френсис, нарушая инструкцию, запрещающую хранить копии донесений третий экземпляр переправлял на Родину – на всякий случай. Эти копии у меня тоже есть. А там – немало открытий...

- Социологи отмечают сегодня падение интереса к истории у населения России. Так ли это и почему?

-Я не верю нашим социологам. Если бы это было так, то по всем центральным каналам один за другим не шли бы исторические сериалы. Другое дело, что качество подачи исторического материала современными СМ и телевидением оставляет желать лучшего. Попытка скономить на исторических консультантах всегда приводит к появлению ляпов. Свежий пример. В сериале Мата Хари, который заявлен, как нечто выдающееся, полно несообразностей. Испанским королем в 1907 г. назван Альфонсо Второй, живший на самом деле на тысячу лет раньше. Мелочь,  но именно такие детали разрушают историческую правду.

- Вы пишите историческую прозу. Назовите критерии, по которым читатель понять, что перед ним правдивое изложение событий, или очередное «фентези» на историческую тему.

-Само по себе понятие исторической прозы, теория жанра, что ли, еще толком не разработана литературоведами. На мой взгляд критерии очень просты: эпоха должна быть показана в максимальном соответствии с реальностью. Биографии исторических персонажей нельзя искажать, а вот вымышленные герои могут по воле автора делать, все, что хотят, но опять же в рамках эпохи.
Отдельно вопрос о языке. Некоторые авторы стараются следовать времени произведения, но для средневековья это уже не сработает. Читателю не понятен тот язык и сложные речевые обороты снижают интерес к описываемым событиям. Истина как всегда лежит посередине. Автор исторического произведения в своем тексте должен использовать отдельные характерные для эпохи слова и выражения. Тогда читателю будет легко сделить за сюжетом.
Недавно у меня вышла историческая повесть «Агдика» про Тотемских мореходов второй половиныXVIII  в. там как раз использован этот принцип. В результате от читателей регулярно поступают жалобы, почему все так быстро закончилось, они были готовы читать дальше. Но в этом и прелесть книги, когда перелистнув последнюю страницу, читатель остается с легким чувством голода. И тогда возникает желание взять в руки другую книгу этого же автора.

- Ваше отношение к сегодняшнему уровню преподавания истории в школе? К ЕГЭ?

-ЕГЭ по истории быть не должно. История -это не заученные даты и установки, а попытка разобраться в прошлом размышления. Основной критерий исторического познания- точка зрения. А они могут быть разными. Думаю, что ЕГ по истории я бы сдал посредственно, не потому, что не знаю материала, а потому, что знаю слишком много и не всегда согласен  с официальной трактовкой, а это будет считаться ошибкой.

- Что для вас история? Меняется ли у вас с годами взгляд на события, к примеру, 1917 года?

В ответ на это вопрос можно написать книгу. Если кратко, то те, кто профанируют сейчас историю, преследуют специалистов, которые посмели сказать неудобную правду, как это было в случае с 28 панфиловцами, или как это навязывают читателю с биографией поэта Николая Рубцова, делая из него святошу, совершают большую ошибку, они убивают веру у людей в историков, наклеивают им всякие ярлыки, типа «продажный» и т.д. Да, продажные историки есть, но их меньшинство. И если бы на аффилированную ложь не было политического заказа, они бы исчезли, как класс.

- Вы стали писать книги. Сам себе – писатель, издатель и лит. агент. Зачем вам это? Не хватает признания?

-Мне кажется, что в основе лежит желание поделиться с читателем знаниями. Не все, что написано в научной книге станет достояние общественности, очерк, как жанр не раскрывает внутренний мир героя, а вот прозаическое произведение делает все это в полной мере. В школе события вологодской истории в 1612 г. уже изучают по материалам моей повести «Вологодское разорение», я был на таком уроке в 21 вологодской школе. Ребятам гораздо легче воспринимать события через образы героев. Может быть это в будущем станет педагогической инновацией.



Profile

alex_bykov35
alex_bykov35

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com